На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (второй справа) во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным в резиденции "Бочаров ручей"

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко (второй справа) во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным в резиденции «Бочаров ручей» (Фото:
Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС)

Россия и Белоруссия имеют понимание, как продвигаться по спорным вопросам, заявил глава Минэкономразвития Максим Орешкин, комментируя итог состоявшихся в Сочи пятичасовых переговоров президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко. Тем не менее, спорные вопросы, безусловно, остались.

«Сегодня был напряженный день. Плодотворно поработали. По целому ряду направлений, по сельскому хозяйству, по связи, по таможне, по регулированию нефтяного рынка на самом деле достигли серьезного прогресса, даже по вопросу нефти и газа позиции сторон были очень серьезно сближены», — рассказал Орешкин. По словам министра, уже с понедельника Москва и Минск начнут на экспертном уровне детальную проработку указаний, полученных на этих переговорах, чтобы все сформулировать дорожные карты. «Затем будем докладывать премьерам, будем докладывать президентам», — отметил Орешкин.

Он также добавил, что у президентов намечена встреча 20 декабря в Санкт-Петербурге.

Словом, внешне все выглядело пристойно. Но настораживающая деталь: Лукашенко после переговоров с Путиным покинул его резиденцию без обычных в таких случаях заявлений для СМИ. И это при том, что в зале пресс-конференций в резиденции были заранее подготовлены трибуны и флаги на случай, если президенты захотят хоть чем-то поделиться с журналистами. Выходит — не захотели.

В то же время в Минске состоялся несанкционированный митинг белорусских противников интеграции, организаторами которого стали ряд националистические организации. Митингующие в знак протеста против сближения с Россией сформировали живую цепь на центральном проспекте Независимости. Несколько сотен человек также собрались и на Октябрьской площади столицы Белоруссии. При том, что митинг не был разрешен властями, присутствующая на месте милиция в ход событий не вмешивалась. Хотя в прежние времена она вела себя с оппонентами Лукашенко значительно жестче. Почему на сей раз Александр Григорьевич вдруг допустил подобные вещи? Об этом можно только догадываться…

— Я думаю, расчета на «прорывные» решения, которые будут приняты именно на этой встрече, не делалось изначальною, — комментирует итоги переговоров заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров. — А внешний антураж является традиционной декорацией подобных двухсторонних саммитов. Данью дипломатическому этикету.

«СП»: — Комментируя итоги встречи, Максим Орешкин назвал ее плодотворной. Это действительно так? Где плоды-то?

— Переговоры продолжаются. Новый раунд назначен на 20 декабря в Санкт-Петербурге. Разве это не результат?

«СП»: — Какие вопросы, по-вашему, президентам удалось разрешить, а какие нет?

— Самые принципиальные для Белоруссии вопросы были заявлены Лукашенко в его вступительной речи еще до начала встречи. Равные цены на нефть и газ для российских и белорусских потребителей — основное для Минска. Думаю, это как было, так и остается самым трудновыполнимым условием. Все потому, что Россия не готова решать вопрос цены на энергоносители в отрыве от других интеграционных вопросов.

«СП»: — Лидеры стран договорились встретиться 20 декабря в Санкт-Петербурге. И что тогда? Спорные вопросы будут решены?

— Постоянный акцент на нефтегазовом вопросе создает неверное представление о содержании переговоров Путина и Лукашенко. Эти переговоры кому-то могут показаться похожими на аналогичные споры с Украиной. А это совсем не так.

Это не переговоры о транзите нефти или газа или о поставках энергоносителей Белоруссии. Это переговоры о будущем России и Белоруссии в рамках Союзного государства. Об условиях интеграции экономик. И где-то даже — социальных систем двух независимых государств. О формировании единой правовой базы по многим направлениям, начиная от налогового законодательства и кончая гражданско-правовыми отношениями. О гарантиях прав и свобод граждан обеих государств вне зависимости от их местонахождения. И прочая, прочая, прочая.

По множеству из этих позиций (напомню, что изначально было заявлено о 31 дорожной карте, требующей согласования) найдено понимание. Белорусский премьер Сергей Румас после встречи с Дмитрием Медведевым в середине ноября сообщал, что из более 20 дорожных карт на тот момент уже согласованы пять.

«СП»: — Между тем в Минске прошел митинг против интеграции. Власти Белоруссии вопреки обыкновению не вмешивались. Почему?

— У Лукашенко скоро выборы. И это, надо признать, создает опасения, что внутриполитический контекст интеграции может перевесить. Вопрос будущего Союзного государства при таком раскладе может стать не более чем частью предвыборной кампании, инструментом для привлечения избирателей. Ведь это всеобъемлющая тема, позволяющая перетянуть на свою сторону электорат с прямо противоположными взглядами. Достаточно только верно расставить акценты, обращаясь к соответствующей аудитории.

Прозападной части электората можно напомнить, что Лукашенко стоит на защите суверенитета Белоруссии и ни пяди белорусской земли не отдаст под контроль Москвы! Не только политический, но — что важно! — и экономический. Отсюда эти предваряющие переговоры заявления о равных ценах на энергоносители. Отсюда и митинг в Минске против интеграции.

Другой же части белорусских граждан адресованы комплименты в адрес Путина, братского народа России и пробросы про «наш Калининград», сдобренные критикой российского правительства. Которое не желает, мол, «правильной интеграции».

Митингов за интеграцию при этом не происходит, что можно толковать по-разному. Можно подумать, что они запрещены. Но более вероятна другая причина: интеграция воспринимается в Белоруссии как постоянно идущий рутинный процесс, который уже давно не требует уличной активности в свою поддержку.

В любом случае остается надежда, что Белоруссию и белорусов интересует именно процесс интеграции, а не процесс переговоров об интеграции. Именно это подтверждает статистика. Как бы мы ни критиковали Союзное государство, степень взаимопроникновения российской и белорусской экономик далеко превосходит аналогичные данные по другим государствам — членам ЕАЭС.

— Сказать нечего, не договорились, — считает политолог Иван Лизан. —  Решили «договариваться» дальше.

«СП»: — Максим Орешкин назвал встречу плодотворной. Действительно это так?

— Орешкин, как и его белорусский коллега Крутой, ответственны за работу над дорожными картами. Ими по работе полагается демонстрировать оптимизм. В противном случае их работа может быть признана бессмысленной. Но они очень многие вопросы согласовали. Всё остальное зависит не от них.

«СП»: — Какие вопросы, по-вашему, удалось разрешить, а какие — нет?

— Всё, что было для Москвы и Минска непринципиальным, решено. Всё принципиальное — порядок интеграции («деньги или стулья вперёд») решить не удалось. Позиция Минска — деньги вперёд (дешёвые энергоносители, компенсация за налоговый манёвр в нефтянке и грязную нефть). Позиция Москвы — сначала стулья (политика, гарантии выполнения взятых на себя обязательств и углубление интеграции).

А если перевести на «язык» дорожных карт, то: стоимость газа, стоимость нефти, размер компенсации за «загрязнённую» нефть, вопрос гармонизации налогового законодательства, от которого зависит механизм компенсации по налоговому манёвру. И условия доступа белорусской продукции на рынок РФ.

«СП»: — Лукашенко просит равной цены на газ. При этом говорит, что не просит дешёвого газа. Как это понимать?

— Как фигуру речи. Для Минска важно снижение цен на энергоносители. Но на те условия, которые выдвигает Москва, Минск не согласен.

«СП»: — В Минске состоялся митинг против интеграции. Как вы оцените это? Кто за акцией стоит? Почему власти позволили ее провести?

— Общественное движение «Свежий ветер» — противники углубления интеграции РФ и РБ. А позволили им выйти на улицы потому, что в данном случае протестующие были полезны для белорусской власти. Они создавали картинку в СМИ и «поддерживали» Лукашенко в переговорах. «Поддержка», впрочем, главе РБ не нужна — он более чем самостоятельная политическая фигура Но картинка была важна.

«Свежий ветер» может быть полезен власти, поэтому его и не разгоняли. Протестующие — инструмент в политике, не более.

«СП»: — Белорусы разочарованы в интеграции, как вы думаете?

— Нет. Половина белорусов, как и россиян, об интеграции и Союзном государстве почти ничего не знают. Они живут своей ежедневной повесткой выживания. Поэтому говорить о разочаровании не стоит. Но если брать различные поколения, то возрастная категория 18−25 уже выросла после распада СССР. И никакого «союзного» мышления у неё нет. Молодежь ориентируется на ЕС и европейские ценности. В отличие от тех, кто родился и сформировался в СССР.

Существует разрыв в поколениях — так будет корректнее, а не разочарование. Разочарование будет, если стороны в итоге так ни о чём и не договорятся.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here